Знакомство пушкина с умановой

Гоголь и Пушкин: были ли знакомы писатели?

фрейлина А. О. Россет-Смирнова, приятельница Пушкина, Жуковского, а Михаил Юрьевич частенько заходил в соседний дом Уманова, где жил. Без изменений в тексте вошло в „Стихотворения А. Пушкина“, , часть Л. Н. Майкова в статье „Знакомство Пушкина с семейством Ушаковых“ Опубликовано В. В. Умановым-Каплуновским в статье „Собрание Э. П. В числе авторов, переведенных им, – Пушкин, Лермонтов, Гоголь, в кружке, именовавшемся “Вечера Случевского”, – Уманова-Каплуновского.

Тургеневу от 16 января г. Саитовым в академическом издании переписки Пушкина. Печатается по первому автографу, заглавие по тексту письма второго автографа. Датируется, согласно помете на письме к Вяземскому, 14 августа г. В собрания сочинении Пушкина входит, начиная с первого издания под ред.

Первоначальные варианты опубликованы Морозовым в академическом издании сочинений Пушкина. Запись двух первых стихов в новой по сравнению с рукописной редакции на полях списка стихотворений, предназначаемых для издания, составленного в конце апреля — августе г. Включено в рукопись г. Датируется, согласно помете в первом автографе и СП2, 28 августа г.

При письме от 20 июля г. Пушкин представлял песни о Степане Разине на цензуру Николая. В письме от 22 августа г. Копия руки Погодина — ПД. Печатается по копии Погодина. Датируется сентябрем г. В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с третьего издания под ред.

По автографу опуликовано Н. Томашевским в собрании сочинений Пушкина, изд. Датируется предположительно 10 июня — августом г. В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с издания под ред. Фотокопия письма Пушкина к А. Осиповой, от середины сентября г.

XVI настоящего издания, стр. В этом письме Пушкин приводит ст. К Александре Ивановне О—й. В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с издания Анненкова. Автограф первого стиха первой редакции в списке стихотворений, предназначаемых для издания, составленном в конце апреля — августе г. Копия руки Шевырева на отдельном листе, где запись эпиграмм: Копия, возможно, представляет собою точное воспроизведение несохранившегося автографа Пушкина, дающего первую беловую редакцию с переделками в отношении композиции.

Они дописаны Погодиным Шв — ПД. Датируется 24 июля — 3 сентября г. Соболевского, его руки СбМ. В этой, вероятно по памяти сделанной, записи, ст. Записаны два последних стиха; вместо двух предыдущих стихов 9 и 10 поставлены многоточия, а в примечании сказано: Фамилия адресата послания раскрыта в первом издании собрания сочинений Пушкина под ред.

Датируется, согласно помете в автографе по НВ20 октября г. В собрания сочинений Пушкина входит, начиная с посмертного издания.

Варианты автографа напечатаны П. Морозовым в академическом издании сочинений Пушкина. Датируется концом сентября — октябрем г. Беловой автограф в письме к Соболевскому от 9 ноября г. Датируется, согласно помете в письме, 9 ноября г.

Датируется, согласно помете в автографе перед текстомоколо 23 ноября г. Беловой автограф в письме к Алексееву от 1 декабря г.

История любви Александра Пушкина и Натальи Гончаровой

Датируется, согласно помете на письме, 1 декабря г. В собрания сочинений Пушкина входит, начиная со второго издания под ред. По автографу опубликовано неисправно Морозовым в акад. Брюсовым в его Полном собрании сочинений А. Пущина в его тетради Пщ1. Эта копия была снята с копии, полученной - - Пущиным от Муравьевой, но затем исправлена по автографу, о чем свидетельствует исправление в ст. Дальнейшая судьба автографа неизвестна. Пущиным в Чите 5 января г.

Ершов, известный поэт наш, лично знаком был с покойным Пушкиным, который его полюбил, прочитав стихотворение его: Нет сомнения, что и эти семьи общались: Всего в Зарайском уезде Пушкиным и Гончаровым принадлежала одна десятая всех его земель! Вот к каким далеким временам относятся, видимо, близкие отношения Пушкиных и Гончаровых.

По шутливому признанию самого поэта, Гончарова была его сто тринадцатая любовь.

Антихасидский митинг в Умани "Свободы" оцепил "Беркут"

Но те увлечения, те порывы страстей, которые волновали его в молодости, не были еще той любовью, что на склоне короткой его жизни одарила его судьба. Всеобъемлющее чувство Пушкина к Наталье Николаевне пришло к нему на рубеже нового периода его жизни. Отошла в прошлое бурно прожитая молодость, настала пора зрелости. Жажда личного семейного счастья, стремление любить и быть любимым — вот какие чувства владели им в эти годы. Пушкин не знал до тех пор настоящей семейной жизни. Нерадостное детство, юность, проведенная в казенных стенах Лицея, годы ссылки, потом кочевая жизнь то в Москве, то в Петербурге, номера гостиниц — и никогда своего дома… Пушкин встретил Натали Гончарову в декабре года.

Уже в конце апреля года Пушкин делает предложение через Толстого Американца. Не обвиняйте меня в неблагодарности, если я все еще ропщу, если к чувству счастья примешиваются еще печаль и горечь; мне понятна осторожность и нежная заботливость матери! Куда же и почему уехал поэт? Об этом мы узнаем из более позднего его письма. Я вам писал; надеялся, ждал ответа — он не приходил. Заблуждения моей ранней молодости представились моему воображению; они были слишком тяжки и сами по себе, а клевета их еще усилила; молва о них, к несчастью, широко распространилась.

Пушкин лишь на минуту поверил в то, что ответ Натальи Ивановны не лишает его надежды, но тотчас же эта надежда сменилась отчаянием, и он уезжает на Кавказ в действующую армию генерала Паскевича, где тогда шла война с Турцией[14]. Не получая ответа от матери любимой девушки, он искал забвения в сильных ощущениях, бросался в гущу сражений, быть может, искал смерти… В конце концов Паскевич, не желая брать на себя ответственность, предложил ему вернуться в Россию.

Программы: Программы: История любви Александра Пушкина и Натальи Гончаровой

Перед отъездом Пушкин нанес визит генералу, который подарил ему турецкую саблю с надписью на клинке: Но поэт не решался прямо поехать в Москву; он пробыл некоторое время в Тифлисе, на Северном Кавказе, и только в конце сентября вернулся в Москву. И здесь его мрачные предчувствия оправдались: Как мы видим, Наталья Ивановна сдержанно встретила его предложение, но, однако, не ответила окончательным отказом. Слухи и сплетни об образе жизни Пушкина, о его картежной игре, атеистических взглядах что, несомненно, вызывало враждебное отношение религиозной Натальи Ивановны доходили, конечно, до.

В особенности, вероятно, пугала ее политическая неблагонадежность поэта: Не могло ее не беспокоить, конечно, и материальное положение жениха: Прекрасно понимая, как необыкновенно красива Натали, мать, вероятно, считала, что ее младшая дочь может сделать блестящую партию, выйти замуж за богатого человека. Подобный брак мог бы поправить дела Гончаровых. Эти причины, мы полагаем, и послужили основанием для холодного приема поэта по возвращении с Кавказа. Думаем, что ее поведение диктовалось матерью, запретившей ей подавать надежду Пушкину.

Но весной года он неожиданно получает через знакомого, приехавшего из Москвы, привет от Гончаровых. Увидев в этом завуалированное приглашение вернуться, поэт, как на крыльях, полетел в Москву. В начале апреля он сделал предложение вторично, и на этот раз оно было принято. В одной из черновых тетрадей Пушкина есть отрывок без заглавия, только с надписью сверху: Все исследователи сходятся на том, что отрывок автобиографичен, и с этим можно согласиться.

Та, которую любил я целые два года, которую везде первую отыскивали глаза мои, с которой встреча казалась мне блаженством, боже мой — она… почти.

Отец невесты моей ласково звал меня к себе… Нет сомнения, предложение мое принято. Все печальные сомнения исчезли перед этой райской мыслью. Бросаюсь в карету, скачу — вот их дом… Отец и мать сидели в гостиной. Первый встретил меня с отверстными объятиями.

Он вынул из кармана платок, он хотел заплакать, но не мог и решился высморкаться. У матери глаза были красны. Позвали Надиньку — она вошла бледная, неловкая.

Почему такая перемена, почему Наталья Ивановна, наконец, решилась дать согласие на этот брак? Безграничная любовь Александра Сергеевича к его дочери тронула отцовское сердце, понял он, что и она полюбила поэта, и сделал все возможное, чтобы убедить Наталью Ивановну не мешать их счастью.

Мнения современников о внешности Пушкина противоречивы. Они зависят от личности говорящего, от его отношения к поэту. Черты лица Пушкина не были красивыми в общепринятом смысле, но необыкновенная одухотворенность лица и сильные чувства, переживаемые им, делали его прекрасным. Особенно хороши были, по словам его родственника М. Ослепительная белозубая улыбка и вьющиеся каштановые волосы дополняли его привлекательную внешность.

Когда Пушкин хотел понравиться женщине, он был обаятелен. И мы знаем, как много женщин — и каких! Что же удивительного в том, что увлеклась им и Наташа Гончарова. И не только увлеклась, а полюбила глубоко за его прекрасную душу, за необыкновенную доброту, столь свойственную и ей самой.

И это действительно был союз двух сердец, основанный на взаимной глубокой любви. Надо думать, сделал это скрепя сердце. Что касается состояния, то я мог ответить, что оно достаточно, благодаря его величеству, который дал мне возможность достойно жить своим трудом.

Я имел счастье представить государю письмо от го сего месяца, которое Вам угодно было написать. Его императорское величество с благосклонным удовлетворением принял известие о предстоящей Вашей женитьбе и при этом изволил выразить надежду, что Вы хорошо испытали себя перед тем как предпринять этот шаг, и в своем сердце и характере нашли качества, необходимые для того, чтобы составить счастье женщины, особенно женщины столь достойной и привлекательной, как м-ль Гончарова.

Советы, которые я, как друг, изредка давал Вам, могли пойти Вам лишь на пользу, и я надеюсь, что с течением времени Вы в этом будете все более и более убеждаться. Какая же тень падает на Вас в этом отношении? Я уполномочиваю Вас, милостивый государь, показать это письмо всем, кому Вы найдете нужным. Что же касается трагедии Вашей о Годунове, то его императорское величество разрешает Вам напечатать ее за Вашей личной ответственностью. В заключение примите мои искреннейшие пожелания в смысле будущего Вашего счастья, и верьте моим лучшим к Вам чувствам.

Письмо это, по-видимому, было рассчитано главным образом на Наталью Ивановну. Оно не снимало, как мы видим, надзор за Пушкиным: Упоминание о полиции в высшей степени бестактно, а главное, что это ложь, так как надзор за поэтом никогда не снимался.

Однако все последующее поведение Натальи Ивановны говорит о том, как недоброжелательно относилась она к Пушкину в течение всего времени затянувшегося жениховства. А до свадьбы было еще. Получив согласие Натали и Натальи Ивановны, Пушкин пишет родителям, извещая их о своей женитьбе. Сохранилось черновое письмо к ним, предположительно датируемое 6—11 апреля года.

Вот это письмо[16], а также ответ Сергея Львовича и Надежды Осиповны. Я намерен жениться на молодой девушке, которую люблю уже год — м-ль Натали Гончаровой. Я получил ее согласие, а также и согласие ее матери. Прошу Вашего благословения, не как пустой формальности, но с внутренним убеждением, что это благословение необходимо для моего благополучия — и да будет вторая половина моего существования более для Вас утешительна, чем моя печальная молодость.

Состояние г-жи Гончаровой сильно расстроено и находится отчасти в зависимости от состояния ее свекра. Это является единственным препятствием моему счастью.

У меня нет сил даже и помыслить от него отказаться. Мне гораздо легче надеяться на то, что Вы придете мне на помощь. Тысячу, тысячу раз да будет благословен вчерашний день, дорогой Александр, когда мы получили от тебя письмо. Оно преисполнило меня чувством радости и благодарности.

Это самое подходящее выражение. Давно уже слезы, пролитые при его чтении, не приносили мне такой отрады. Да благословит небо тебя и твою милую подругу жизни, которая составит твое счастье. С большим чем когда бы то ни было нетерпением ожидаю я Льва, чтобы поговорить с ним о тебе или, вернее, чтобы он о тебе мне рассказал. Оленька[17] как раз была у нас, когда принесли твое письмо. Ты легко можешь представить себе, какое впечатление произвело это на нее… Перейдем, мой добрый друг, к поставленному тобою вопросу о том, что я могу дать.

Положение моих дел тебе известно. Я жду твоего ответа с таким же нетерпением, какое мог бы испытывать ты в ожидании подтверждения своего счастья из уст самой м-ль Гончаровой, ибо я счастлив лишь вашим счастьем, горд лишь вашими успехами и спокоен только тогда, когда предполагаю, что вы спокойны. Да благословит тебя небо, каждодневно молюсь и буду молиться о том, чтобы оно даровало тебе счастье.

Нежно обнимаю тебя и прошу, если ты сочтешь это уместным, засвидетельствовать м-ль Гончаровой мою очень, очень нежную дружбу. Приписка Надежды Осиповны Пушкиной: Мне хотелось бы заключить тебя в свои объятия, благословить, сказать тебе вслух, до какой степени жизнь моя связана с твоим благополучием. Будь уверен, что если все закончится согласно твоим желаниям, м-ль Гончарова станет мне так же дорога, как вы все, мои родные дети. С нетерпением жду Льва, чтобы поговорить с ним о.

Мы немедленно приехали бы в Москву, если бы это зависело только от. Как мы видим, отношение стариков Пушкиных было вполне благожелательным. В те времена при женитьбе сына или замужестве дочери родители, имевшие поместья, обычно выделяли им в потомственное владение какое-либо из них, в той или иной степени обеспечивая будущее семьи.

Сергей Львович выделил сыну часть Болдина, хотя, правда, только в пожизненное владение. Иначе обстояло дело с Гончаровыми. Получив согласие матери, Наталья Николаевна просила у главы семьи Гончаровых Афанасия рассеять сомнения деда. Узнав через Золотарева сомнения ваши, спешу опровергнуть оные и уверить вас, что все то, что сделала Маминька, было согласно с моими чувствами и желаниями.

Я с прискорбием узнала те худые мнения, которые вам о нем внушают, и умоляю вас по любви вашей ко мне не верить оным, потому что они суть не что иное, как лишь низкая клевета. Теперь Пушкину предстояло нанести визит деду, познакомиться с. Видимо, в середине мая в Полотняный Завод поехали Наталья Ивановна и все три дочери.

Во всяком случае достоверно, что Наталья Николаевна была уже там, когда в двадцатых числах приехал Пушкин. Пробыл он в гостях у Афанасия Николаевича дня три. Надо полагать, возникал вопрос и о приданом, дед обещал не обидеть внучку. Жених и невеста, несомненно, много гуляли по великолепному гончаровскому парку. Эти дни сблизили их еще. Сохранилось интересное тому свидетельство В. Безобразова, ездившего в Полотняный Завод в мае года. В письме к Я. Альбом, увы, не сохранился, и остается только сожалеть, что Безобразов не переписал эти стихи для Грота.

Казалось бы, теперь ничто не препятствовало браку. Сохранилось черновое письмо Александра Сергеевича к невесте, которое он написал тотчас по возвращении в Москву.

У меня не хватило духу проехать по Никитской, еще менее — пойти узнать новости у Агра[фены? Вы не можете себе представить, какую тоску вызывает во мне ваше отсутствие. Я раскаиваюсь в том, что покинул Завод — все мои страхи возобновляются, еще более сильные и мрачные. Мне хотелось бы надеяться, что это письмо уже не застанет вас в Заводе. Было это письмо отправлено или нет, мы не знаем.

Но предчувствие не обмануло Пушкина. Возник вопрос о приданом, занимавший важное место в переговорах будущей тещи с женихом, испортивший много крови поэту и не раз ставивший под сомнение возможность этого брака. Выдать дочь замуж без приданого Наталья Ивановна не соглашалась. Как мы уже говорили, она имела свое собственное состояние, но всячески оберегала его от посягательств всех членов семьи.

Принадлежавшее ей поместье Ярополец в Московской губернии было заложено, хозяйничать она, очевидно, не умела и доходов получала мало. Однако все же обещала выделить дочери часть Яропольца. Впервые об этом ее намерении стало известно из новонайденного нами письма Пушкина к Дмитрию Гончарову, которое мы приведем далее. Вероятно, те самые, что в свое время подарила ей императрица.

Сумма залога, видимо, была немалая, и Наталья Ивановна решила не выкупать их, а предоставить это Пушкину. И приличия соблюдены, и расходов никаких! В одном из приведенных нами писем Пушкин пишет, что ему никак не удается это сделать — нет денег.

Кроме майората, в который входили калужские фабрики и некоторые поместья, почти все остальное Афанасий Николаевич заложил и перезаложил. Получаемые с предприятий и имений доходы уходили на уплату процентов по закладным и безрассудно широкий образ жизни главы гончаровского дома, совершенно не думавшего о том, что он оставит потомкам.

Началась переписка между Афанасием Николаевичем и Пушкиным. Дело в том, что Афанасий Николаевич предполагал дать в приданое трем внучкам имение Катунки Нижегородской губернии. По тому времени оно оценивалось в значительную сумму — тысяч рублей, но на нем лежал огромный долг Опекунскому совету, почти в тысяч, то есть превышавший стоимость самого имения! Получив треть поместья, Наталья Николаевна должна была бы выплачивать и третью часть долга казне — таково было условие.

Далее возникло еще одно затруднение: Поэтому, очевидно, он предложил Пушкину взять на себя только управление имением, на что тот, конечно, не мог согласиться.

Пушкин писал деду, чтобы он дал Наталье Николаевне доверенность на получение доходов с выделяемой ей трети имения и заемное письмо. В архиве Гончаровых хранится черновик этого документа сумма не указана.

Но тем дело и кончилось, никакого заемного письма не оформили, и ясно одно: В семействе Гончаровых давно хранилась медная статуя Екатерины II, в свое время заказанная еще Афанасием Абрамовичем в Германии, чтобы установить ее в Полотняном Заводе в ознаменование посещения его императрицей. Однако статуя получилась неудачной и долгие годы лежала в подвалах гончаровского дома. Статую перевезли в Петербург, но при жизни Пушкина она так и не была продана.

В половине июля Пушкин уезжает в Петербург. Нужно было получить от отца доверенность на ведение дел по болдинскому поместью, часть которого Сергей Львович выделил ему перед свадьбой. Пушкин просит отца обратиться с письмом к деду Натальи Николаевны. О существовании этого письма известно.

В письме к невесте около 29 июля из Петербурга он сообщает, что по его просьбе Сергей Львович написал Афанасию Николаевичу. Но в архиве Гончаровых письма не оказалось. И только недавно оно было опубликовано В.